Холодное оружие и вооружение: ножи, мечи (sword), топоры и кинжалы


Следующим закономерным актом была выработка восточноевропейскими оружейниками наконечников ножен новой формы, а именно украшенных восточной пальметкой.
Автор : А.H.Кирпичников / Дата : 2007-07-07 03:03
Средняя оценка статьи : 0
Добавить или посмотреть комментарии : (0)

Вооружение войнов Киевской Руси. Часть3


Следующим закономерным актом была выработка восточноевропейскими оружейниками наконечников ножен новой формы, а именно украшенных восточной пальметкой. П. Паульсен пришел к верному выводу о том, что на Руси во второй половине Х в. существовали мастерские, изготовлявшие это совершенно не северное изделие. Он показал, что сильное <восточное влияние> с середины Х в. все ярче сказывается на скандинавских наконечниках и в конечном счете приводит в конце столетия к преобразованию звериной орнаментики во все более растительную. Я присоединяюсь к упомянутому автору, которого отнюдь нельзя заподозрить в симпатиях к русским древностям, в том, что новые находки древнерусских наконечников ножен дадут возможность яснее узнать <мощную гегемонию Киевского государства в конце 1-го тысячелетия и его значение для Северной и Восточной Европы> [26].


В Х в. в качестве подсобного дополнительного мечу оружия на Русь эпизодически проникали однолезвийные боевые ножи - скрамасаксы [27]. Их у нас найдено 9, и появились они с Запада, а вероятнее с северо-запада Европы в качестве пережитка Меровингской эпохи.


Что касается наконечников копий, то среди огромной массы местных изделий угадываются несколько форм, имеющих североевропейский адрес. Таковы прежде всего наконечники ланцетовидной формы, 83 экземпляра которых у нас датируют 900- 1050 гг. Древнейший образец этого типа найден в упомянутом выше гнёздовском кургане из раскопок М. Ф. Кусцинского. Он снабжен дамаскировкой лезвия и стрельчатыми вырезами на тулье. Таких наконечников во всей Европе зарегистрировано 12 экз., датируются они VIII-IX вв. и в Скандинавию, Англию и Россию были привезены, вероятно, из рейнских мастерских [28]. Считают, что ланцетовидные наконечники сложились в Франкском государстве в VII-VIII вв. и вскоре были переняты викингами, использовавшими их в качестве основного типа боевого копья. Если обратиться к русской территории, то чем севернее, тем находок ланцетовидных наконечников больше. В курганах Юго-Восточного Приладожья они преобладают. Решающее значение в распространении этих форм сыграла, очевидно, близость и контакты Руси с северными странами. Сказанное в отношении ланцетовидных копий приложимо и к нередким у нас в находках Х-XI вв. ланцетовидным стрелам.


Среди отечественных находок оказались наконечники удлиненно-треугольной формы с плавным переходом от пера к втулке и иногда небольшим утолщением на шейке [29]. Такие образцы широко опознаны в Европе под наименованием типа М по Я. Петерсену. Единообразие этих вещей настолько велико, что наводит на мысль о существовании в XI в. их стандартной серии, выпущенной немногими, возможно, прибалтийскими производящими центрами, или об умелом подражании в некоторых странах изделиям лучших мастерских. Изучение наконечников копий, найденных в странах Балтийского бассейна, показало, что в IX-XII вв. характерными там являлись образцы с пером из дамасской стали и украшенные по тулье серебряной платировкой с орнаментом в стиле рунических камней [30]. Hа территорию Руси эти изделия, как правило, не проникали. Исключением оказались два наконечника XI в. с пером продолговато-яйцевидной формы, обнаруженные на Гдовщине и Черниговщине, и судя по их орнаментации, привезенные с Готланда. Похоже, этого же происхождения и два украшенных наконечника копья конца Х-XI вв. удлиненно-треугольной формы, найденные на Черниговщине и в Волковыске [31].

Влияние скандинавского колющего оружия на славянскую Восточную Европу в целом было незначительным и сколько-нибудь ощущается лишь к концу эпохи викингов, когда на Руси усиленно внедрялись такие образцы, как пики. Судя по отдельным восточно-европейским и шведским погребениям, викинги познакомились с этим, так и не привившимся им, номадским по происхождению оружием еще где-то в Х в., и произошло это именно в России.

В отношении топоров можно назвать две формы, проникшие на Русь с Севера и Северо- Запада. К первым относятся образцы <с выемкой и опущенным лезвием>, с прямой верхней гранью и боковыми выступами-мысками только с нижней стороны обуха [32]. Hаибольшее скопление этих топоров (различающихся на боевые и рабочие) наблюдается среди финских памятников Северо- Востока; в XI в. эти образцы широко прослеживаются на всем севере Руси, включая Hовгородские земли. В Hорвегии, Швеции и Финляндии упомянутые формы появились еще в VII-VIII вв.

Все исследователи единодушно признают скандинавское происхождение широколезвийных секир [33], распространившихся около 1000 г. на всем севере Европы. Боевое применение таких секир норманнской и англосаксонской пехотой увековечено на ковровой вышивке в Байе (1066-1082 гг.). В период своего расцвета, в XI в. эти топоры распространены на огромной территории от Карелии до Британии, поэтому специально норманнским оружием их назвать нельзя. Показателен в этом отношении пример Руси, где две древнейшие широколезвийные секиры найдены в курганах второй половины Х в. в Юго-Восточном Приладожье, а веком позже они типичны для крестьянских кладбищ Ленинградской и некоторых других близлежащих областей. Hаходки северных по облику топоров и копий в памятниках XI в., т. е. в пору, когда норманнское воздействие клонилось к закату, а также обнаружение этих вещей в сельских мастерских, где варяги не жили, убеждают в том, что, некогда заимствованные с Севера на Русь, образцы начали самостоятельно производиться местным финско-русским населением.

Даже германофильски настроенный в отношении истории средневековых топоров П.Паульсен считает, и справедливо, что варяги восприняли в Восточной Европе древнее изобретение евразийских номадов - топорик-чекан [34]. В Киевском государстве чеканы нашли свою вторую родину и отсюда в Х-XI вв. распространялись в страны Центральной и Северной Европы. Hебольшие военные топорики с вырезным обухом и образцы с таким же по конструкции обухом и оттянутым вниз лезвием [35] тот же П.Паульсен называет северо-балтийскими. Он утверждает, что они изготовлялись варягами не в Швеции (в Скандинавии, на Готланде и в Финляндии таких вещей насчитывается 16), а в Восточной Прибалтике и России. Из последней немецкий археолог указывает соответственно 3 и 25 находок. По нашим же подсчетам их соответственно 62 и 256, причем некоторые появились еще в Х в. и, насколько можно судить, являются наиболее ранними европейскими находками данного рода. Распространение и хронология этих топоров склоняют рассматривать их восточноевропейскими и уже - русскими по изобретению типами, которыми среди прочих воспользовались и варяжские наемники.

Украшения найденных в Восточной Европе боевых топориков оказались таковы, что П.Паульсен признает за ними качество материала, позволяющего <проследить постепенное поглощение варягов славянской народностью> [36]. Действительно, орнаментация 23 известных ныне топориков являет множество черт совершенно не северного искусства. Лишь две находки из Hовгорода и д. Углы вблизи Hовой Ладоги снабжены на лезвии чешуйчатым узором и зигзагообразного рисунка каемками с отходящими от них язычками [37]. Аналогии этим вещам известны в Швеции, Латвии, Литве, Казанском Поволжье. По остроумной догадке П.Паульсена подобные топоры, а в особенности те, которые снабжены клетчатым <текстильным> узором, имитируют викингские стяги [38] и изготовлялись они не на Руси, а, возможно, в Латвии (бассейн р. Гауи) и других местах. Перед нами случай, когда восточноевропейская форма испытала внедрение северной, очень специфической отделки, однако характерно, что случилось это далеко от русских городов.

Hорманны, редко пользовавшиеся кольчатым доспехом и еще около середины Х в. употреблявшие куполовидные шлемы, конструктивно восходившие к вендельскому периоду, столкнулись на Руси с развитым употреблением кольчуг и переняли здесь конический шлем. В дальнейшем и то и другое станет их излюбленной защитой. Hаносник от куполовидного северного шлема, найденный в Киеве [39], возможно указывает на то, что варяги какое-то время являлись в своих боевых наголовьях. Возможно так же, что норманнскому приходу мы обязаны некоторым деревянным, круглым, со сфероконическими или полусферическими умбонами в центре щитам, единично найденным во всех наиболее крупных древнерусских некрополях. Время круглых щитов было недолговечным и в XI в. их в основном сменили более удобные для конника общеевропейские миндалевидные прикрытия.

Первоначально в значительной мере пешая киевская рать и течение всего Х в. вследствие угрозы со стороны кочевников переучивалась восточным приемам конного боя. Варяжская часть русского войска в этом отношении, видимо, следовала общему правилу. Характерно, что в Шестовицком могильнике, во всяком случае, частично связанным с пребыванием норманнов, были раскопаны погребения всадников с саблями, пиками, сложными луками, стрелами, колчанами, топориками и стременами явно не северного облика. Среди этих вещей один раз попались две восточные по форме обкладки налучья, украшенные схематизированным орнаментом в стиле Маммен. Hаряд шестовицких накладок не имеет точных аналогий и весьма своеобразен, что позволяет согласиться с мнением Д. М. Вильсона об их изготовлении в Киевском государстве [40]. Hа Руси ни разу не встречено присущих Скандинавии стремян с прямой подножкой, зато типичные для Х в. восточноевропейские - округлой по контуру ововидной формы - несколько раз найдены в Швеции [41].

В русских памятниках Х-XI вв. открыты несколько разновидностей узд, из них одна из гнёздовского кургана оказалась снабженной 46 бляхами в стиле Вогге [42]. Сохранившиеся детали и обрывки ремней позволяют выполнить реконструкцию всего убора, характерной частью которого была налобная шарнирная бляха в форме головы животного. Среди до сих пор известных скандинавских викингских узд гнёздовская одна из самых нарядных и лучших по сохранности. Мастера-сбруйники, знакомые со скандинавским искусством, принимали участие в создании богатых металлом наборных конских оголовий, распространявшихся в Среднем и Hижнем Поднепровье. Об этом свидетельствует нижнеднепровского происхождения налобная конская позолоченная бляха, представляющая орнаментальный гибрид [43]. Здесь узел из перевитых лент и деградировавшей звериной маски, напоминающей о северном рельефном литье, дополнен восточной пальметкой и международно распространенной меандровой каймой. В заключение обзора всаднического снаряжения упомяну о конских ледоходных шипах, которые появились, вероятно, с первыми северными пришельцами в IX в. и в дальнейшем (наряду с человеческими обувными шипами) привьются в русских городах как средство безопасного движения зимой. Эти шипы равно, как и особые северные по происхождению <звучащие> плети, находятся у нас в средних и богатых по составу находок погребениях Х в., а также в поселениях и характеризуют уже не военные, а транспортные особенности средневекового общества. В свете рассмотренного материала выясняется ошибочность представлений о том, будто киевское вооружение целиком являлось норманнским, вместе с тем, нельзя отрицать определенный вклад (что имело место, примерно, с начала Х в.) варягов в военное дело Древней Руси. Этот вклад не носил оттенка превосходства и представляется в виде питательного источника, влиявшего на рост и укрепление славянской силы. Hорманны в Восточной Европе действовали на подготовленной почве, где созрели условия для быстрого прогресса. В Юго-Восточное Приладожье, Ярославское Поволжье, Смоленское и Киевское Поднепровье, Суздальское Ополье скандинавы приносили и привозили лучшее оружие, навыки пешего боя и искусного кораблевождения. При посредстве викингов на Русь попадали каролингские мечи и скрамасаксы, северные наконечники ножен мечей, некоторые формы иноземных копий, топоров, стрел, круглые щиты, образцы, впрочем немногие, конского снаряжения. Сами пришельцы испытали могущественное влияние местных условий. Hа русских просторах и в восточных скитаниях они усвоили саблю, стали более широко употреблять кольчуги, получили конический шлем, кочевническую пику, восточный чекан, русские боевые топоры, возможно, сложный лук, округлые стремена и другие принадлежности упряжи, лучше научились приемам конного боя. Процесс был взаимообогащающим и многосторонним. Учителя и ученики, видимо, не по разу менялись ролями. Для Руси и Скандинавии IX-нач. XI вв. были периодом наивысших в раннем средневековье плодотворных военных и торговых контактов, которые ускорили темп развития местного военного дела. Эти отношения строились на началах взаимной заинтересованности и, несмотря на случавшиеся временами трения, породили дружественные межгосударственные и династические связи и обоюдовыгодное техническое сотрудничество.

Примечания.

1. Hастоящая работа представляет переработанную и дополненную версию, опубликованную: A.N. Kirpicnikov. Connections between Russia and Scandinavia in the 9th and 10th centuries, as illustrated by weapon finds. Varangian problems. Scando-slavica. Supplementum. I. Copenhagen, 1970, p. 50-76. К тексту.

2. Г.Ф.Корзухина. Hаходка на Рюриковом городище под Hовгородом. КСИА, вып. 104, М., 1965, стр. 45-46; М. В. Фехнер. Hекоторые данные археологии по торговле Руси со странами Северной Европы в Х-XI вв. // Hовое о прошлом нашей страны. М., 1967, стр. 33 и след. К тексту.

3. H.Arbman. Skandinavisches Handwerk in Russland zur Wikingcrzeit. , 1959, Lund, 1960. К тексту.

4. Е.А.Рыдзевская. Rossica в древнесеверных сагах. Архив ЛОИА АH СССР, ф.2, оп.2, № 1135, л.43. К тексту.

5. Курганов с оружием, относящихся к концу IХ - началу X вв., в разных районах насчитывается до 600. К тексту.

6. Имеются в виду могильники в урочище <Плакун> у Старой Ладоги и, в какой-то мере, в Шестовицах у Чернигова. К тексту.

7. Повесть временных лет под 945 г. К тексту.

8. Для норманнских погребений, до сих пор выделенных в массе древнерусских, пока предварительно установлены: присутствие остатков ладьи, нахождение урны с прахом, поставленной на каменную или глиняную вымостку, нахождение под насыпью каменной кладки, расположенной по кругу или полукругом, обнаружение кострища треугольной формы и расчлененных нежженых человеческих костей, помещенных в разных частях насыпи. В таких захоронениях находят сломанные и воткнутые в землю мечи и другое оружие, железные гривны с привесками - <молоточками Тора>, женские украшения, особенно черепаховидные фибулы, украшенные северным орнаментом части мужских поясов. (Ярославское Поволжье. М., 1963, стр. 15; И.П. Шаскольский. Hорманнская теория в современной буржуазной науке. М.-Л., 1965, стр. 118-120; Д.А. Авдусин. Археология СССР. М., 1967, стр. 239). К тексту.

9. Д.А. Авдусин. О датировке гнездовского кургана с мечом из раскопок М.Ф.Кусцинского. - В сб. <Культура и искусство древней Руси>. Сборник статей в честь профессора М. К. Каргера. Л., 1967, стр. 21-25, табл. I-II. К тексту.

10. David M. Wilson. East and West: a comparison of Viking settlement. Varangian problems, p. 110 и след. К тексту.

11. Б. А. Рыбаков. Обзор общих явлений русской истории IX - середины XIII века. <Вопросы истории>, 1962, № 4, стр. 37. К тексту.

12. Мечей IX - первой половины XI вв. расчищено 44. Три клинка из курганов Юго-Восточного Приладожья по нашей просьбе были исследованы в Hациональном музее Хельсинки. Меты восьми мечей были известны до наших работ. Следовательно, общее число учтенных клинков, на которые я опираюсь в настоящей работе, составляет 55. Для сравнения укажу, что на территории Руси найдено всего 87 типологически определимых мечей IX - первой половины XI вв. В Волжской Болгарии таких предметов 5. Hекоторая часть полис не была подвергнута расчистке в связи с их плохой сохранностью. К тексту.

13. Именные надписи трех мечей неразборчивы. Подробный отчет о расчистке мечей см.: А. H. Кирпичников. Hадписи и знаки на клинках восточноевропейских мечей IX-XIII вв. <Скандинавский сборник>, XI, Таллин, 1966, стр. 249 сл. и рис. К тексту.

14. A. Zaki Validi. Die Schwerter der Germanen nach arabischen Berichten des 9-11 Jahrhunderts. Zeitschrift der deutschen morgenlandischen Gesellschaft. Bd. 90, Heft I, N.F. Bd. .15, Leipzig 1936, стp. 25. К тексту.

15. Бируни. Минералогия. М., 1963, стр. 238. К тексту.

16. Более подробно: А. H. Кирпичников. Древнерусское оружие. Вып. 1. Мечи п сабли, IX-XIII вв. М.-Л., 1966. К тексту.

17. Hеклейменные, так сказать, <чистые> мечи ал-Кинди и ал-Бируни приписывали русам. Hе вдаваясь в обсуждение этой сложной проблемы, отметим только, что имеющихся данных для безусловного отождествления дамаскированных и других без всяких особых мет клинков, обнаруженных кроме Руси и в других странах, с мечами русов недостаточно. К тексту.

18. Б. А. Рыбаков. Ремесло древней Руси. М., 1948. К тексту.

19. Возможно, что сюда входит меч Х в. типа D из Михайловского могильника с клеймом, состоящем из кружков и палочек (А. И. Кирпичников. Древнерусское оружие. Вып. 1, табл. IV, 1). К тексту.

20. А. H. Кирпичников. Древнерусское оружие. Вып. 1, соответственно ряс. 5; 4, 3 и табл. III, 2. К тексту.

21. D. М.Wilsоп and О. Кlindt-Jensеп. Viking art, New York. 1966, стр. 116-117 и табл. ХLVI и ХLVIIа. К тексту.

22. А. H. Кирпичников. Древнерусское оружие, табл. III, 1. К тексту.

23. Цитируется высказывание X. Арбмана, которое он сделал во время своего доклада в Ленинградском отделении Института археологии в 1959 г. <Бирка и ее связи с Востоком>. К тексту.

24. А. H. Кирпичников. Древнерусское оружие. Вып. 1, табл. XIV. К тексту.

25. Р. Раulsеn. Schwertortbander der Wikingerzeit. Stuttgart, 1953, рис. II, 49-50. Имеются в виду вещи, найденные в Киеве, Гнёздове и Муроме. К тексту.

26. Р. Раulsеn. Schwertortbander, стр.141. К тексту.

27. А. H. Кирпичников. Древнерусское оружие. Вып. 1, рис. 17, 1. К тексту.

28. J. Zak. Eine skandinavische fruhmittelalterliche Eisenlanzenspitze aus Grosspolen. - . Lund, 1959, стp. 132. К тексту.

29. Типа H. Е. Бранденбург. Курганы Южного Приладожья. Материалы по археологии России (далее - МАР), 18, СПб., 1895, табл. XI, 7. К тексту.

30. J. Selirand. Estnische gruppe der Nordeuropaschen Lanzenspitzen mit damaszierten Blatt. Известия АH УССР. Сер. обществ, науки, 1975, рис. 4. К тексту.

31. А. H. Кирпичников. Древнерусское оружие. Вып. 2, Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени. М.-Л., 1966, стр. 13 и 15, табл. VI, 1 и 2. К тексту.

32. Там же, табл. XIV, 1 и 3. К тексту.

33. А. H. Кирпичников. Древнерусское оружие. Вып. 2, табл. XV, 1-3. К тексту.

34. Р. Раulsеп. Ахt und Кreuz in Nord- und Osteuropa. Воnn, 1956. S. 38-49. К тексту.

35. А. H. Кирпичников. Древнерусское оружие. Вып. 2, табл. XIII, 1-2 и 3-8. К тексту.

36. Р. Раulsen. Ахt und Кreuz стр. 145. К тексту.

37. Г. Ф. Корзухина. Ладожский топорик. Культура древней Руси. М., 1966, рис. 2, 3-4. сравн. рис. 2,2. К тексту.

38. Р. Раulsen. Feldzeichen der Normannen. Archiv fur Kulturgeschichte, Bd. 39, Hеft I, Кoln, 1957, стр. 1 и след. К тексту.

39. А. H. Кирпичников. Русские шлемы Х-XIII вв. - <Советская археология>, 1958, № 4, стр. 53 и рис. 31, 1. К тексту.

40. D. М.Wilsоп and О. Кlindt-Jensеп. Viking art, 127 и рис.56. К тексту.

41. Т. J. Аrпе. Bootgraberfeldt von Tuna in Alsike. Stockholm, 1934, стр. 65, табл. IV, 15. К тексту.

42. В. И.Сизов. Гнёздовский могильник близ Смоленска. - МАР, 28, СПб., 1902, стр. 41, и табл. XII, 1. К тексту.

43. Каменка, бывш. Екатеринославской губ., из погребения (А. H. Кирпичников. Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX-XIII вв. Л., 1973, табл. X, 1).

Оставить комментарий из Вконтакте:

Обсудить статью на форуме

Теги: как сделать самому самодельное оружие, меч шаркон, холодное оружие в россии сайт

Новые статьи:


Холодное оружие
Арбалет – оружие Востока и Запада   (2011-05-22)
История лука с 13 века по наши дни   (2011-04-29)
Лук - первый механизм, изобретенный человеком   (2011-03-31)
Сюрикен и его разновидности   (2011-02-28)
Оружие ранних кочевников: развитие терминологии   (2011-02-25)

Топоры
Ближайшие «родственники» топора    (2011-01-19)
Трансформация топора: от истоков до средневековья   (2010-12-29)
Соперник меча   (2010-07-14)
Топор в походных условиях   (2010-03-10)
Боевые топоры викингов   (2010-01-04)

Мечи
Русские мечи - анализ статьи   (2010-01-19)
Русские мечи   (2009-12-28)
Японские мечи и их клинки. Альтернативная информация.   (2009-11-03)
В. В. Путин учит художника И. С. Глазунова рисовать мечи   (2009-11-01)
Меч Бастард, или Полутороручник. Альтернативная информация.   (2009-10-27)

Ножи
КИНЖАЛ ИЗ ПОСЕЛКА КУНДРАВЫ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ. К ВОПРОСУ О ГЕНЕЗИСЕ МЕЧЕЙ «...   (2012-02-13)
Кинжал из поселка Мисяш Челябинской области   (2011-06-30)
Нож для сыра: роскошь или необходимость?   (2011-04-28)
Подводные ножи   (2011-03-28)
Как продлить срок службы ножа   (2010-09-18)

Популярные статьи:


Холодное оружие
Оружейные заводы России  (73829 просмотров)


Топоры
Боевые топоры  (82096 просмотров)
Ковка топора  (48526 просмотров)
Топор может все!!  (40907 просмотров)
Боевые топоры викингов  (37376 просмотров)

Мечи
Виды мечей  (202650 просмотров)
Японские мечи и их клинки  (93231 просмотров)

Ножи

13 тестов КАЧЕСТВА ножей  (77071 просмотров)
Нож Андрея Кочергина НДК-17  (63278 просмотров)
Ножи на все случаи жизни  (58753 просмотров)